Главная Статьи экспертов Роман Колесов Обзор значимых экономических событий недели | 09.01.2017

Обзор значимых экономических событий недели | 09.01.2017

Начало 2017 года ознаменовалось укреплением рубля относительно иностранной валюты. Курс доллара составляет 59,61 руб., евро 63,47 руб. Позитивные настроения относительно российской экономики царили на Московской бирже, где один за одним были установлены новые рекорды. Нефть демонстрировала рост до 55 долларов за баррель. И это только начало года. Что ждать в перспективе?

По нашим оценкам сейчас курс рубля определяется влиянием следующих факторов:

– динамика цен на нефть;

– динамика российского ВВП;

– действия ФРС США;

– развитие внешнеполитической ситуация и, как следствие, возможные «внешние шоки» для российской экономики;

– заявления представителей российских монетарных властей о вероятном существенном наращивании государственных расходов в 2018 году и резкое понижение ключевой ставки Банка России.

В зависимости от развития ситуации по данным направлениям можно выделить три возможных сценария развития событий для курса рубля: оптимистичный, умеренный, пессимистичный.

Оптимистичный сценарий (его вероятность оценивается в 25%) предполагает до конца первого полугодия 2017 года рост стоимости барреля нефти до 60$; одно повышение ставки ФРС США на 0,25 п.п.; сближение позиций России и США по ключевым стратегическим проблемам (не принимая во внимание массу неизбежных противоречий по методам и механизмам их разрешения); понижение ключевой ставки Банка России не более чем до 9% годовых; отсутствие заявлений о беспрецедентном (на величину «инфляция плюс») повышении социальных выплат и заработных плат бюджетникам в 2018 году. При развитии ситуации преимущественно в рамках данного сценария курс приблизится к отметке 54 – 55 рублей за доллар США. При этом при приближении к отметке 56 рублей за доллар США российские монетарные власти начнут активно пополнять золотовалютные резервы, играя на понижение курса рубля. Курс ниже 55 рублей за доллар США негативно повлияет на конкурентоспособность отечественных производителей и существенно усложнит Минфину России исполнение федерального бюджета на 2017 год.

Умеренный сценарий (вероятность его реализации оценивается в 60% и приведет к колебаниям в первом полугодии курса в диапазоне 58 – 62 рубля за доллар США) предполагает то, что часть факторов, упомянутых выше, реализуются, а часть нет, либо они реализуются частично. Велика вероятность, что возникнут разногласия по вопросам сокращения добычи нефти между странами формата «ОПЕК плюс ключевые экспортеры вне ОПЕК». Большая вероятность раздувания негативного информационного фона основной массой европейских и североамериканских СМИ вокруг отдельных (даже сугубо рабочих и малозначимых) разногласий между новой американской администрацией и руководством России, что негативно будет сказываться на инвестиционной привлекательности отечественных активов. Также нельзя исключить скрытого давления на монетарные власти со стороны политиков и, как следствие, принятия решений при формировании федерального бюджета 2018 года, предполагающих увеличение расходов при отсутствии экономически обусловленных источников их финансирования (речь может идти о безусловном исполнении положений «майских 2012 года» Указов Президента РФ, индексации пенсий и заработных плат бюджетникам и госслужащим с учетом компенсации их недоиндексации в 2015 – 2016 годах и т.п.). С моральной точки зрения это верно, но с финансово-экономической – путь к ослаблению национальной валюты.

Пессимистичный сценарий (вероятность оценивается в 15%, а реализация приведет к курсу 65 – 70 рублей за доллар США уже к концу первого полугодия 2017 года) предполагает наиболее негативное развитие событий на рынке нефти, сохранение и углубление напряженности в российско-американских отношениях, эскалацию конфликтов на юго-востоке Украины и на Ближнем Востоке, повышение ставки ФРС США три и более раз, замедление темпов роста экономики Китая до 5% годовых, стремление обеспечить по итогам 2017 года форсирование темпов роста ВВП России на величину не менее 1,5 – 2,0% методами монетарного стимулирования.

Отметим, что у Правительства РФ и Центрального банка РФ существует определенный резерв для финансирования государственных расходов, учитывая, что федеральный бюджет сформирован исходя из стоимости барреля нефти в 40$. Реализация принципа осмотрительности при проведении бюджетной политики в современных условиях оправдана. Вместе с тем, скорее всего среднегодовая стоимость барреля, даже при реализации умеренно-пессимистичного сценария, не опустится ниже 46 – 48$, что предоставит возможность профинансировать за счет дополнительных нефтегазовых доходов, как минимум, около 8 – 10% расходных обязательств федерального бюджета без увеличения государственного долга.

      1. Рейтинговые агентства Fitch и Moodys дали положительные прогнозы по российской экономике на 2017. К слову рост ВВП прогнозируется на 1%. На чем основываются эти прогнозы и можно ли говорить об улучшении инвестиционного климата в России?

Начало января – традиционное время для различного рода макроэкономических прогнозов. Помимо названных есть прогнозы более позитивные, предполагающие рост российской экономики в 2017 году на 1,2%. Это консолидированное мнение ведущих аналитиков 17-ти крупных отечественных и иностранных компаний. Есть точка зрения представителей Банка России (традиционно более взвешенная, в силу того, что это позволяет при лучшем фактическом результате говорить о положительно повлиявших на ситуацию действиях, а не оправдываться по поводу худшего результата), согласно которой ВВП в 2017 году должен вырасти на 0,7%. Обнадеживает, что все прогнозы свидетельствуют о положительной динамике. С причинами, на которых они основываются сложнее.

Главная причина – низкая база сравнения. ВВП РФ снизился в 2015 – 2016 годах суммарно более чем на 5% к уровню 2014 года. Второе – преимущественно благоприятные ожидания по динамике цен на нефть и газ на текущий момент времени. Третье – стабилизация, пусть и на умеренно-негативном, но с ожидаемой положительной динамикой уровне, прогноза развития отношений России и США (действия уходящей администрации серьезные инвесторы уже практически не принимают в расчет). Четвертое – взвешенная и осмотрительная (к сожалению, со все более проявляющимся негативными последствиями для экономического развития) политика Минфина и Центробанка России, характеризуемая продолжающимся постоянным поиском источников изъятия у граждан и бизнеса средств в доходы бюджетов различного уровня и высокой, превышающей почти в два раза уровень инфляции, ключевой ставкой.

К сожалению, среди названных факторов нет фундаментально-устойчивых. Например, тренды на рынке энергоносителей слабо прогнозируемы даже в среднесрочной перспективе, а опыт взаимоотношений с американской администрацией показывает, что, независимо от персоналий и исторических этапов, сдерживание развития России и любого иного геополитического противника любой ценой – важнейший приоритет. Исключение может составить только «новая перезагрузка» отношений с нашей страной в целях «совместной дружбы против Китая», что, в существующей архитектуре международных отношений скорее можно отнести к категории утопичных сценариев.

Об улучшении инвестиционного климата говорить пока не приходится. Все позитивные прогнозы основаны на ситуативных моментах. А еще есть серьезные негативные факторы, например, существенные проблемы с выплатой пенсий, хотя неизбежное твердое политическое решение с механизмом повышения пенсионного возраста в 2018 – 2019 годах, можно обыграть как шаг, способный серьезно повысить инвестиционную привлекательность отечественной экономики.

Вместе с тем, положительно, что, как никогда ранее, влиятельными экспертами (взять того же А.Л. Кудрина) и высокопоставленными чиновниками на серьезно воспринимаемых дискуссионных площадках активно обсуждаются вопросы:

– проведения структурных реформ (главное здесь – перераспределение денежных потоков в пользу иных помимо нефтегазового и финансового секторов экономики и создание реальных предпосылок для поступательного развития малого и среднего предпринимательства);

– повышения эффективности государственного управления (а это и системная борьба с коррупцией, в т.ч. в правоохранительных органах, реформа судебной системы, реальное снижение административной нагрузки для бизнеса, стимулирование должностных лиц региональных и местных органов власти к формированию инвестиционно-привлекательного облика территорий);

  • создания надлежащей правовой базы, инфраструктуры и методического аппарата оценки эффективности осуществления инвестиций в человеческий капитал и рост производительности труда (кстати, именно рост производительности труда и повышение отдачи от инвестиций в развитие человеческого капитала Всемирный банк в начале 2017 года признал ключевыми факторами обеспечения экономического роста в России).

Таким образом, условия для попытки кардинально изменить экономическую ситуацию на перспективу сейчас в России есть. Почва для этого, судя по происходящим событиям, постепенно готовится. Однако экономически обоснованной и пошаговой программы действий по улучшению инвестиционного климата, основанной на реалиях сегодняшнего дня ни Правительством РФ, ни органами законодательной власти пока не представлено.

      1. Инфляция в еврозоне достигла максимума за четыре года, увеличение зафиксировано на уровне в 1,1% в декабре. К слову в Чехии уже обсуждают возможную отвязку от евро. Это только начало года или тенденция, которая намечается как тренд еврозоны в 2017 году?

Рост показателей инфляции следует рассматривать как устойчивую тенденцию. ЕЦБ уже длительное время последовательно реализует программу количественного смягчения. В настоящее время она в очередной раз продлена, как минимум, до конца 2017 года. Иных эффективных инструментов для противостояния существующим вызовам у европейских монетарных властей, как показывает практика, нет.

Среди этих вызовов основные носят долгосрочный характер:

– вероятность увеличения экспансии китайских товаров на европейский рынок в условиях возможной реализации предвыборных обещаний Д. Трампа усложнить их доступ на американский рынок;

– нарастание проблем в банковском секторе Италии, их возникновение в банковском секторе Германии;

– высокий средний уровень безработицы в еврозоне – около 9,8%, причем в отдельных государствах он запредельно высок: Испания – 19%, Греция – 23%.

Кроме того, нельзя не учитывать рост цен на энергоносители в 2016 году (почти вдвое), стоимость которых в себестоимости продукции (работ, услуг) даже при условии широкого распространения технологий энергосбережения в Европе высока.

Представляется, что по итогам 2017 года инфляция в странах еврозоны в среднем составит 1,7 – 1,9%.

Что касается Чехии, то ее экономика чувствует себя весьма неплохо (по крайней мере, если ориентироваться на статистические данные). Уровень безработицы в стране сегодня самый низкий для стран еврозоны – 3,7% (вторая по этому показателю Германия с уровнем безработицы 4,1%). Неудивительно, что среди граждан Чехии все более укрепляется точка зрения, что они являются своего рода донорами для населения других государств, где фактически не работают, но пользуются широким спектром государственных гарантий около 20% трудоспособного населения.

Кандидат экономических наук

Колесов Роман